воскресенье, 8 января 2017 г.

Бабьи каши и Рождество: наука на грани фантастики

"у меня часто просят ссылки на заслуживающие доверия статьи или учебники. Я советую – зачастую к большому удивлению слушателей – обращаться к единственной Книге, которая может помочь нам физиологические процессы в период до, во время и после родов. Этот бестселлер написан много тысяч лет назад.

<...>
image
В тот день, когда Иисус был готов появиться на свет, Мария оказалась в пещере для скота среди млекопитающих животных. Это был знак для нее: смиренно прими, что ты сродни им, что разум лишь помеха, — и бессловесные животные рядом помогли ей в этом. (Именно при подобных условиях у животных выделяются гормоны, необходимые для успешных родов — тем же самым древним отделом мозга, что и у человека.)
Обстановка была идеальной для того, чтобы Мария чувствовала себя в безопасности. Роды начались в наилучших условиях, какие только можно себе представить. Она невольно пала на колени и на руки. Стоя так, к тому же в ночной тьме, легко отрешиться от мира".


СНОВА О РОЖДЕСТВЕ ХРИСТОВОМ




Новорождённый младенец, лежащий в яслях рядом с быком и осликом – этим для многих до сих пор ограничивается представление об обстоятельствах Рождества Христова. Моё собственное видение Рождества сложилось под впечатлением от рассказов женщин, которые рожали в совершенном уединении. Определённое влияние на меня оказали также некоторые тексты, в частности, протоевангелие Иакова Младшего, брата Иисусова. Это евангелие вернул из забвения Якоб Лорбер, австрийский мистик XIX века, написавший книгу «Детство Иисуса». Автор евангелия рассказывает, что Мария рожала совсем одна, поскольку Иосиф в это время разыскивал повитуху. Вернувшись с нею, он обнаружил, что младенец уже родился. Когда ослепительный свет стал слабее, повитухе представилось чудесное зрелище: ребёнок уже припал к материнской груди! Повитуха, никогда не видевшая, чтобы едва рождённый младенец мог найти материнскую грудь, воскликнула: «Се верный знак, что, возмужав, чадо сие будет судить мир по Любви, а не по законам людским».
***
В тот день, когда Иисус был готов появиться на свет, Мария оказалась в пещере для скота среди млекопитающих животных. Это был знак для нее: смиренно прими, что ты сродни им, что разум лишь помеха, — и бессловесные животные рядом помогли ей в этом. (Именно при подобных условиях у животных выделяются гормоны, необходимые для успешных родов — тем же самым древним отделом мозга, что и у человека.)
Обстановка была идеальной для того, чтобы Мария чувствовала себя в безопасности. Роды начались в наилучших условиях, какие только можно себе представить. Она невольно пала на колени и на руки. Стоя так, к тому же в ночной тьме, легко отрешиться от мира.
Вскоре после рождения младенец Иисус оказался на руках у Матери, ещё пребывавшей в экстатическом состоянии. Он был принят в обстановке никем не нарушенной, по-настоящему священной. Тело Матери было тёплым, хлев был согрет дыханием животных. Невольно Мария прикрыла младенца лоскутом ткани, который у неё был под рукой. Долго смотрела она зачарованно в его глаза, ничто не отвлекало их. (Благодаря пристальному взгляду глаза в глаза у матерей мощным потоком выделяется окситоцин — матка снова сокращается, через пуповину к ребенку поступает еще одна небольшая порция обогащенной крови, и вскоре рождается плацента).
Мать и Дитя чувствовали себя в безопасности. Поначалу Мария оставалась на коленях, потом легла на бок, прижав ребёнка к сердцу. Вдруг младенец Иисус стал поводить головой из стороны в сторону, округляя рот. Ведóмый обонянием, младенец искал грудь; Мария внутренним чутьём поняла, как держать младенца, и помогла Ему припасть к груди.
Так Иисус и Мария преступили правила, установленные обществом и человеческим разумом. Иисуса, который «мирно воспротивился» принятым обычаям, подтолкнула к этому Мать. Он долго сосал материнское молоко. Неразлучно с матерью он успешно преодолел один из критических моментов своей жизни. За считанные мгновения он вошёл в мир, населённый микроорганизмами, приспособился к жизни в атмосфере, воспользовавшись лёгкими для дыхания, справился с силой тяжести и непривычной температурой среды! В пещере не было часов, и Мария не знала, сколько времени Иисус сосал молоко, прежде чем уснуть. В первую ночь Мария всего пару раз ненадолго вздремнула. Она была настороже, всегда готовая защитить своё Дитя, постоянно заботясь о самом дорогом Существе на земле.
В последующие дни Мария научилась угадывать, когда ребёнка нужно покачать. Она была словно на одной волне с Младенцем, в точности знала, в каком ритме лучше всего качать его. Убаюкивая, Она стала напевать мелодию, прибавляя к ней слова. Подобно миллионам других матерей, Она выдумала колыбельную. Так Иисус начал постигать, чтó такое движение, а значит, – чтó такое пространство. Так Он постигал, чтó такое ритм, а значит, – чтó такое время. Он постепенно входил в реальность, в которой есть пространство и время. Младенец подрастал, и в колыбельных звучало все больше слов – так Иисус постигал родной язык.