среда, 28 октября 2015 г.

Сделайте потише, или Начните с тишины

Впечатлений от семинара архитектора, преподавателя живописи и рисования для учителей, мамы троих детей и вальдорфского педагога, Евгении Столяровой - куча. И все они только получают апробацию в нашей жизни и осмысление. 
Одно из самых важных впечатлений  - про громкость. При чем тут громкость, если мы о цветах, мелках и красках?
Кричащие краски? Да, есть такое выражение, но вы же видите мелки и работу - кричащих красок нет. Мелки сдержанных тонов.

 


О какой громкости речь?
Вспомнилось описание цивилизации Торманс у И. Ефремова в "Часе Быка". Люди не заботились о тишине своего поведения, о том, что их громкая речь, музыка могут мешать другим. Стены в домах Торманса были тонкие,
и все шаги соседи были слышны, но от этого соседи не пытались ходить мягче. Механизмы машин гремели и шумели, разработчики, решая задачу функционирования машин, не заботились о бесшумности их работы.
Итак, мы взяли мелки и посмотрели на наш лист, как на белое небо, небо, затянутое облаками. Взяли ультрамарин и начали прояснивать небо. 
Прикасаясь к белизне листа легким движением, мы видели все тот же белый. Чуть сильнее нажим - и проступает небо. Еще пару раз тем же нажимом, и виден небесный голубой. Высокая степень обобщения оставляет место для работы фантазии зрителя, да и художника - легко воображаешь какие именно облака, рука начинает бродить по листу, создавая синие просветы. Но каждый раз глубина синего достигается не силой нажима, а повторением.
При этом Евгения сказывала нам сказки про наш рисовательный процесс. Не в смысле байки. А в смысле - образы того, что мы переживаем в рисовании.
Например - про громкость нашего общения с детьми.

Мы начинаем еле касаясь листа мелками, так же с голосом - мы начинаем тихо. Если мы начнем с нажимом, то скоро увидим, что обратно вернуться очень сложно.
На цветных пятнах это очень наглядно - если нажать со всей силы, то да, получу сочное пятно, но что если это ошибка? Смогу ли вернуть назад? Нет.
Если я прокричу в запале ссоры гадость? Слово - не воробей, вылетит, не поймаешь. 
Но даже если не ссора, а урок. Если  начинаю громко, пусть даже не в комсомольско-задорном стиле "бодры-надо-говорить-бодрее", то сложнее интонировать, богатство оттенков речи быстро сглаживается, а вот выйти в крик, критику легче, до этой динамической вершины рукой подать.
Замечали, что при нервозности, раздражение, при любых сильных чувствах громкость голоса резко вверх? Соответственно, когда говоришь, не корректируя громкость своей речи, то у других против воли возникает ощущение, что на них кричат, а значит - сработают защиты.

После того, как Евгения неоднократно обратила наше внимание на разные оттенки того, как работает постепенное наложение прозрачных цветовых пятен друг на друга, сложно было не задуматься, а как этот художественный прием применить в общении (пресловутая социализация).

В детстве я часто сталкивалась с осуждением громкости моего голоса. Это было обескураживающе, потому что я не умела слышать себя, и возникало болезненное чувство, что я вся какая-то неправильная. Никто не давал мне возможности понять, как регулировать громкость и зачем это нужно. 
Благодаря книге Элейн Эйрон про высокочувствительных людей, мне стало легче, так как это в принципе особенность многих из нашего племени. 
Начав следить за своей громкостью, я поняла, что "кричу", если
1. расстроена;
2. хочу убедить;
3. возмущена (читай, испугана);
4. поучаю, а не учу.

И в принципе, если раньше я просто выходила из себя, когда мне говорили "не кричи", "потише", то недавно, поняв, что это моя особенность, типа третьей руки, которая начинает крушить все, почем зря, и мне нужно научиться не дубасить ей, а выразительно жестикулировать, я быстро научилась быстро переходить на приемлемую для окружающих громкость, даже если о дискомфорте они сообщили не по правилам этикета. Еще одно яблочко созрело :)
На уроке стало легко следить за громкостью: как только чувствую, что голос устает, понимаю, что наседаю криком на ребенка, и начинаю крик убавлять.
После семинара Евгении, когда у меня появилась цветная картинка громкости и ее непоправимости, мне стало проще это делать.

Начинаю с легкого касания голосом-мелком. Кладу краски голоса тонкими прозрачными слоями.
Цель - в ближайшее время начинать каждый разговор с детьми тихо, отчетливо. 
Не шепотом, но тише, чем привыкла. Это дает поразительный эффект. Во-первых, легко появляются сказительные или вопросительные интонации. Тогда как на громкости выскакивали назидательные и доказывающие
Легко возникает Заговорщицкий шепот или Таинственный шепот. Мечтательные, удивленные, восхищенные, задумчивые и тысяча других оттенков речи оказывается легко рождаются вполголоса.
И горло меньше устает.

И еще же! Из тихих красок голоса легче замолчать. После громких криков тишина оглушает. Пауза из тихого голоса рождается легко, ритм речи делается богаче, а простора для собеседника - больше. 
Это помогает не выпихивать голосом ребенка из диалога в свой монолог, в скуку.
Но позволяет вести танец диалога. 

И думаю, что если освоиться в новой громкости, ее оттенках, то можно выходить на большую громкость, для каких очень значительных акцентов, чтобы потом эффектно и эффективно спускаться вниз, к тишине или как взять паузу Джулии Ламберт, хоп!

В рассказ Евгении было вплетено упоминание о Настоящих Немецких Антропософах, и интересно, что одна из значимых характеристик этих Сверхчеловеков - громкость голоса. Настолько выразительны и негромки при этом их голоса, что повышение голоса на одну десятую деления производит на детей мощнейшее впечатление.
(Кто помнит впечатляющее вольфганговское "у-у" в значении "нет, нельзя"? )

Вот только что я поговорила с дитем, порезавшим палец. Как удобно наносить краски голоса мягко, без нажима, внимательно приглядываясь-прислушиваясь: куда положить следующий слой! 
Что родиться - гора или озеро из этого ультрамарина?
Что родится - захватывающая история или очищающие слезы из моих ответов про пальчик? (Родилось и то, и другое, и еще беседа :))

Кстати - беседа, беседка - место для тишины, размышлений. Тихая беседа, но громкий спор. 
И еще - когда дети раскричилась, разошлись, расшумелись, ссорятся, можно конечно рявкнуть через всю комнату. Много ли толку? 
Если же подойти к детям и поговорить с ними ... вот каким голосом? Не тихим, не спокойным, неправильный смысл будет. А голосом с отрегулированной громкостью, слушая свое звучание, то мир установится быстрее, это точно. :)

Говоришь тише, а сила воздействия - больше. Диалектика, однака?