среда, 8 июня 2016 г.

Анатомия портрета

На курсе самомассажа мы изучали устройство лимфатической,кровеносной систем лица и шеи, устройство мышц и фасций.
Мир под кожей подобен сложному ландшафту. Поля, реки, ручейки. Разные уровни - сосуды, мышцы, жировая ткань, фасции.

image
Словно бесконечные уровни внутреннего мира человеческой души.
Словно бесконечные грани волшебной сказки. 
Все эти уровни можно рассматривать по отдельности, но работают они только вместе, подпитывая и дополняя друга.  Кожа не оторвана от них, в ней проявлено все состояние подкожного мира. Мир видимый, - овал лица,морщинки, прыщики, отвислости, цвет, покраснения, гладкость, шершавость  - полностью проявляет мир невидимый 
Представление о ювелирном устройство мира лица, вскрытое в анатомических атласах, подспорье в общении с портретной живописью.
Что там, за этой кожей картины, как в слое красок проявляется биение жизни человека, ритм работы художника?

image
В. Ван Гог.  Автопортрет с обритой головой. Посвящается Полю Гогену. Арль, сентябрь 1888. Холст, масло, 61х50. Фогг Арт Музеум, Гарвардский Университет, Кембридж https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=9857
Глядя на анатомические атласы, мыслишь лицо как географию.
Глядя на портрет, мыслишь его как terra incognita, землю неизвестную. 
Ван Гог - один из страстных селфистов. Посмотрите, межи мелких мазков на спуске с носового хребта к полю щеки, напоминают мелкие мышцы на анатомическом рисунке. Небольшое плоскогорье щеки переходит заросли рыжего кустарника, щетинистого, колючего, опасного для путешественника и не дающего прибежища от жары. Белые мазки на носу, висках, рефлекс на впадине левой щеки передают яркость солнца, усиливают чувство чудовищного жара, разгоряченной пустыни. Зеленоватое мутное густое марево, расходящееся концентрическими мазками туго обтянутого кожей черепа, не дает облегчения. А ведь могло бы, по цвету оно близко морской опаловой прохладе.
Поэтому снова возвращаемся в поисках спасительной тени к лицу. Глазницы? Вот где средоточие тени. Тени очерчены резко, как на Марсе, без атмосферы. Глаза сухие. Губы тоже. Верхняя, четко очерченная - красноватая, нижняя - желтоватая, сливается с выжженной пустыней лица. Усы тщательно подстрижены, их линия вокруг верхней губы четкая, ясная, не то что заросли на щеках.
Колючая линия подбородка. Кажется, что это человек часто нервно сглатывает.
Колючий, жаркий, четкий, резкий.  Непрерывное скольжение взгляда по пляске мазков-мыслей. 
Собранный и решительный. 
Эта сухая, горячая, нервная адамова голова опирается на покатый холм сюртука и жилета. Коричневый, земной. Мазки мелкие, как на лице, все в одну сторону, форма вписывается в треугольник, устойчивый, надежный.
Жилет - застегнут.
Ворот - застегнут.
Лазуревые дорожки окантовки. Собранность, основательность? Нет, не бьется. Глубокие тени между сюртуком и жилетом, волна жилета на груди. Одежда свободновата. Сорочка без воротника, застегнута на брошку (?). Нежная белая сорочка из под грубого сукна.  Отдохнули. И снова вернулись к нежной шее, мазки побежали вверх, вверх, снова к этому лицу.
С печальными глазами, с рассеянным, растерянным, ищущим взглядом, пытающимся поймать сразу два мира. Скорбно надвинутые брови.
Беззащитная, трогательная линия стриженного затылка.