пятница, 14 февраля 2014 г.

В семье не без урода: Страх рождения мертвого или больного ребенка.

Она рабыня и царица,
Она работница и дочь,
Она обязана трудиться 
И день и ночь, и день и ночь!
С осени преследует Н. Заболоцкий. То ко мне привязалось "Меркнут знаки Зодиака", то вот теперь "Душа обязана трудиться".
А все потому, что наконец-то до жирафы дошло, как именно может душа трудиться.
И вот, конечно, трудиться ей очень тяжело, столько на нее жира налипло, еле ворочается.
И все же - по сравнению с прежним состоянием - день и ночь, настолько различно!

Может быть в преддверии новой беременности, а может по природной склонности к этой теме - во мне опять обострился интерес к теме родов. 
А сейчас просыпается понимание того, что обострившийся интерес к такой вполне жизненной, насущной теме -  это подсказка моего бессознательного, повод подумать, символом чего для меня является беременность, рождение. Может быть просыпается во мне моя Берегиня или Бегущая с волками.


Вчера я начала искать материалы о Петрушке  и народном театре-балагане, традиционном элементе масленичных гуляний.
Масленица - особое время, и Петрушка - особый персонаж. Время карнавальное, а значит, связанное с выворачиванием мира мертвых в мир живых, и опасностью похищения живого в иной мир.
Время особо близкого соприкосновения мира Воображения в мир Реальности, когда образы мира Нереальности вдруг явственно проявляются в масленичных каруселях, балаганах, блинах, кострах,  похабных частушках и присказках Райка.

И вот - пойти бы вчера делать Петрушку, но я чувствую привычное уже нежелание производить что-либо, странную лень, которая ищет любого повода, чтобы оттянуть начало работы.
 И вдруг, видимо благодаря ежедневной тренировке концентрации внимания, остро ощущаю, что я боюсь про-извести что-то ужасное. И сам образ Петрушки в этом активно помог, несомненно.
Перчаточная кукла "Петрушка".  Конец XIX — начало XX в.

Это же кукла особая, театральная -  с лицом страшноватым, лицом шута, скоморошьим - преувеличенным острым носом, зачастую с жутковатой улыбкой-оскалом (как у черепа?) от уха до уха, неестественным, потусторонним голосом, этакая карикатура на Мефистофеля.

Сложно не вспомнить, что  кукла в языческих традициях, а затем и в суевериях,  понималась как возможное место для жизни души человека - жизни противоестественной, конечно.
Это  и василисина куколка-помощница, подаренная ей матушкой в качестве благословения.
И куклы для колдовства  вуду.
И народные куклы, на которых не изображалось лица, чтобы она не захватила в себе душу ребенка.  И прочая, и прочая. Даже в современном кинематографе есть куклы-убийцы, кто помнит.
А тут  еще такой жутик, как Петрушка.

И вот я остро понимаю, что боюсь родить что-то страшное, выпустить на свет "не то сына, не то дочь; не мышонка, не лягушку, а неведому зверюшку", какое-нибудь "яичко -  пестрó, вострó, костянó, мудренó!"

 Ну и кстати, слушаю начало цикла Серебряных нитей по картам Таро, и там речь как раз про Шута, Дурака - который говорит правду сильным мира сего, а ему за это - ничего. Так говорить правду может только вестник мира мертвых, мира предков. И маска или образ Шута - это очень сходная с Петрушкой рожа.

Шут при дворе, XV столетия. Миниатюра из манускрипта, хранящегося в Библиотеке Арсенала (Париж)

В общем, помог Петрушечка мне это увидеть. Но я тут же и поняла, откуда у меня такой острый страх родить мертвого ребенка, или ребенка тяжело больного.
Да, конечно, это в принципе очень травмирующая ситуация - но жизненная. Всякое бывает. Да и про нас здоровых - надолго ли нам здоровье - авария, падение - и бац - инвалид?
То есть с одной стороны - я это ощущаю как часть жизненного процесса. Да, не хотелось бы с таким столкнуться, лучше быть здоровым и богатым, чем бедным и больным, но тоже ведь - жить можно.
И вот эта животность страха, вот это ощущение тошнотворное заворачивания живота в узелок - это  от подоплеки Мира Воображения, мира Внутреннего.
 Страшно созидать что-то,  в том числе и потому, что страшно про-извести из небытия урода, что-то страшное, пугающее.
Может это будет нечто,  выводящее на белый  свет какое-то чудище подсознания?

 Pliosaurus funkei

Или страх мертворождения, страх родить нечто бессмысленное, неживое, никому не нужное; долгожданное. но не оправдавшее надежд?

Или страх произвести что-то, что принесет в этот мир из того опасность, ядерную бомбу?
Ну вот как отец Кабани в "Трудно быть богом".
– Ящик... – повторил отец Кабани упавшим голосом. – Это мы говорим, будто мы выдумываем. На самом деле все давным-давно выдумано. Кто-то давным-давно все выдумал, сложил все в ящик, провертел в крышке дыру и ушел... Ушел спать... Тогда что? Приходит отец Кабани, закрывает глаза, с-сует руку в дыру. – Отец Кабани посмотрел на свою руку. – Х-хвать! Выдумал! Я, говорит, это вот самое и выдумывал!.. А кто не верит, тот дурак... Сую руку – р-раз! Что? Проволока с колючками. Зачем? Скотный двор от волков... Молодец! Сую руку – дв-ва! Что? Умнейшая штука – мясокрутка называемая. Зачем? Нежный мясной фарш... Молодец! Сую руку – три! Что? Г-горючая вода... Зачем? С-сырые дрова разжигать... А?!
Отец Кабани замолк и стал клониться вперед, словно кто-то пригибал его, взяв за шею. Румата взял кружку, заглянул в нее, потом вылил несколько капель на тыльную сторону ладони. Капли были сиреневые и пахли сивушными маслами. Румата кружевным платком тщательно вытер руку. На платке остались маслянистые пятна. Нечесаная голова отца Кабани коснулась стола и тотчас вздернулась.
– Кто сложил все в ящик – он знал, для чего это выдумано... Колючки от волков?! Это я, дурак, – от волков... Рудники, рудники оплетать этими колючками... Чтобы не бегали с рудников государственные преступники. А я не хочу!.. Я сам государственный преступник! А меня спросили? Спросили! Колючка, грят? Колючка. От волков, грят? От волков... Хорошо, грят, молодец! Оплетем рудники... Сам дон Рэба и оплел. И мясокрутку мою забрал. Молодец, грит! Голова, грит, у тебя!.. И теперь, значит, в Веселой Башне нежный фарш делает... Очень, говорят, способствует...
Хороший образ - доставать из-обретения из ящика, обретать их. И вот и страшно, во-первых пихать руку в ящих, вдруг кто-то как схватит, как ужалит, или достанешь что-нибудь и все! Баста!
Но это же полная глупость! 
Да, в подсознание живут чудовища, но в свете разума - они...  Да это же опять - Гойя!

Когда разум спит, фантазия в сонных грезах порождает чудовищ, но в сочетании с разумом фантазия становится матерью искусства и всех его чудесных творений
Франсиско Гойя. Сон разума рождает чудовищ, 1797. Металл, офортакватинтасухая игла. 21,5×15 см. Национальная библиотека ИспанииМадрид
Родить мертвое, про-извести мертвое.  На это тоже можно с двух сторон посмотреть... Во-первых, мертвая вода - тоже нужна для исцеления.  А второе - это же не ребенок-человек, это же бизнес, или блог, или детский праздник - произведение второй природы.  Может быть правильнее рассматривать как ребенка не отдельную работу, а все свое творчество? Или даже всю свою жизнь? Или даже как вклад в чье-то отдаленное в будущем произведение, которое возникнув, будет опираться и на эту, мертвую песчинку? И призвать на помощь иронию (вот, опять Петрушечка разлюбезный).

А уж не рождать творческих детей из страха, что это будут использовать в античеловеческих целях - так это обломовщина совсем!

Но вот когда осознаешь эти страхи - то сразу видно - что они глупые и смешные.
Как Петрушка над ширмой.
Судейкин С. Ю. Масленичный Петрушка. 1910.