воскресенье, 29 марта 2015 г.

Красноречие тела: Занятия по книге Ненси Меллон



Первая неделя. Сердце.


источник

аффирмация


моё сердце звучит песней любви (любовь - это глагол).
Дыхание сердцем.

асана:


http://www.mindbodygreen.com/0-14473/how-to-do-downward-dog-cute-infographic.html?utm_campaign=recommendation&utm_medium=interfeaturebottom&utm_source=feature

музыка:

 Вестсайдская история, One hand, one heart




сказки


Многие годы два брата жили на одной ферме, некогда завещанной им отцом.

Но однажды, из-за крошечного недоразумения, они поссорились. Несколько недель на ферме стояла тишина, они не разговаривали друг с другом и все больше друг от друга отдалялись. В конце концов, братья разошлись и поселились на двух противоположных концах фермы.

Однажды утром зазвонил дверной колокольчик у старшего брата. Открыв дверь, он увидел старого плотника. Плотник сказал:
- Я уже несколько дней ищу какую-нибудь работу. Возможно, у вас есть найдется для меня какое-нибудь поручение, на ферме или в доме. Могу я вам пригодиться?
Старший брат ответил:
- Да, как раз сейчас, у меня есть для вас работа. Видите вон ту канаву посреди фермы? Мой сосед – это мой младший брат. На прошлой неделе он нанял нескольких рабочих, чтобы прорыть эту канаву, и отделить наши части фермы друг от друга. Конечно же, он поступил так потому, что терпеть меня не может.
Произнеся это, старший брат указал на склад на ферме и договорил:
- Вон там у меня лежат доски. Я хочу, чтобы вы построили ограду между нашими частями фермы, чтобы я никогда его больше не видел.

Плотник согласился и принялся измерять и пилить доски. Старший брат сказал ему:
- Мне надо съездить в город за покупками. Скажите, если вам еще что-то понадобится – я привезу.
Но плотник, уже с головой ушедший в работу, ответил:
- Спасибо, не надо, мне ничего не нужно.

Вечером, вернувшись из города на ферму, брат был поражен увиденным. Никакой ограды построено не было. Вместо этого плотник построил мост через канаву! Разозлившись, брат обратился к плотнику и спросил:
- Но я же просил вас построить ограду, разве нет?

Как раз в этот момент, по другую сторону канавы появился младший брат, заметивший мост со своей части фермы. Он решил, что мост построен по указанию его брата. И с радостью перешел канаву по мосту, подошел брату, обнял его и попросил прощения за то, что прокопал канаву.

Братья увлеченно разговорились друг с другом, и лишь немного погодя старший брат заметил, что плотник собрал свои инструменты и собрался уходить.
Он подошел к нему, и попросил несколько дней погостить у них на ферме. Но плотник ответил:
- Я бы рад остаться, но мне предстоит построить еще много мостов.

Разве не лучше, вместо того, чтобы возводить вокруг себя ограды, строить мосты от сердца к сердцу?

Земляника - индейская сказка.


Жил когда-то в северных лесах индеец с женой. Виг­вам был у них не большой, не маленький, а как раз такой, чтобы в нём жилось хорошо двоим. До­вольно было у них рубах и платьев, расшитых хитрыми узорами, штанов из оленьей кожи, тёплых мокасин и чулок из мягких кроличьих шкурок. И еды всегда хватало, даже на самую долгую зиму. Потому что индеец был смелым охотником, а жена его — Лёгкая Тучка — знала всё, что следует знать хозяйке вигвама.

Жизнь могла быть им в радость, да только индейцу всё было не по нраву! То ему казалось, что жена не те шкуры по стенам развесила и на пол не те положила, то широко полог распахнула, то густо кашу заварила, то ещё что-нибудь.

Выслушает его жена, опустит голову, глаза её тусклыми станут, потом вздохнёт и выскользнет из вигвама. И уж не веселит её ни солнце в листьях берёз, ни росники им иглах можжевельника. Даже звонкие птичьи песни не ра­дуют.

Но не зря говорят старики: мокасины хороши, пока есть подошвы; человек добр, пока есть терпение.

Однажды поутру вышла Лёгкая Тучка из вигвама и решила назад не возвращаться.

Подбежала она к ручью, что журчал поодаль, и пошла по течению. А ручей бежал за закат, вслед за Солнцем,

Долго ждал индеец в то утро, когда жена принесёт поесть. Выкурил одну трубку, потом другую, а мягких шагов Лёгкой Тучки всё не слышно. Не тянет дымком от костра, не доносится запах тыквенной каши. «Не грибы ли ищет Лёгкая Тучка?» — подумал индеец. Вышел он из вигвама и посмотрел вокруг. Деревья замерли, птицы примолкли. Почудилось тут индейцу, что во всём лесу никого, кроме него, не осталось... И вдруг понял он, что не за грибами отправилась жена, а за счастьем, которого не нашла в его вигваме.

— Скажи, ручей, где моя жена? — крикнул индеец ручью.

Но прозрачный ручей торопился дальше, дальше, а в плеске его слышалось только: «За солнцем... За солнцем… За солнцем...»

Так и побрёл индеец вдоль ручья.

К вечеру четвёртого дня, устав продираться сквозь заросли малины и можжевельника, обратился индеец к солнцу и спросил, где его Лёгкая Тучка.

— Ручей сказал правду, — отвечало Солнце. – Твоя жена идёт вслед за мной.

И стало лицо индейца печальным, как гаснущий костёр. Прошло уже четыре дня и четыре ночи, как ушла Лёгкая Тучка, и не было у индейца надежды догнать её. Опять вспомнил он свой пустой вигвам и, обратившись ли­цом к Солнцу, заговорил:

- О великое светило, нет мне жизни без моей Тучки! Прикажи ей вернуться.

- Ты обидел жену, — отвечало мудрое Солнце, — и хотя слёзы не оросили её лица, сердце её трепещет, как ра­неная лань.

- Пусть вернётся! — опустив голову, промолвил ин­деец. - Ни единого злого слова не услышит она от меня.

В это мгновение набежало облако, и великое Светило словно нахмурилось. Всё вокруг притихло. Когда же ветер прогнал облако. Солнце заговорило:

- Не знаю, возвратится ли она, но поклянись, что исполнишь своё обещание, и я попытаюсь тебе помочь.

И тогда индеец принёс клятву великому Солнцу. Выслушав его, Солнце сказало:

- Иди вдоль ручья, и ты догонишь Лёгкую Тучку.

Индеец поклонился Солнцу и пошёл на запад не останавливаясь. Он забыл про еду и сон. Много дней он не ви­дал лица человека. И никто не знает, как долог был бы его путь, если бы Солнце не захотело ему помочь.

Тем временем Лёгкая Тучка всё шла и шла вслед за ручьём через заросли и поляны. И ни разу мысль её не возвращалась к вигваму мужа.

«Надо остановить её, — подумало доброе Солнце. — Если она обернётся, то непременно затоскует по дому. Эй, сестрица Земля, пусть вырастет на пути женщины еже­вика!»

Неслышно расступилась земля, и на свет выглянул куст, усеянный крупными тёмными ягодами. Но Лёгкая Тучка прошла, даже не заметив их.

Щедро разбросала Земля сладкую чернику. Не посмот­рела и на неё Лёгкая Тучка.

«Что может задержать её? — думало Солнце. — Может быть, мимо яркой ягоды не пройдёт она?.. Пусть же выра­стет на земле новая ягода — земляника! Алая, как заря!».

Так пожелало Солнце, и у ног Лёгкой Тучки заалели в траве самые душистые, самые спелые земляничины.

Женщина замедлила шаги. «Как здесь приятно пахнет!» — подумала она, и тут на глаза ей попалась красная ягодка. Такой нежной и вкусной Лёгкая Тучка ещё не пробовала! Она раздвигала траву, обирала ягоды и дивилась сколько их вокруг!

А мудрое Солнце без устали рассыпало всё новые.

Набрала Лёгкая Тучка полные пригоршни. «Кого бы угостить?» — подумала она. Оглянулась — вокруг никого», и никому не нужны эти ягоды.

И вдруг захотелось Лёгкой Тучке поскорее вернуться в свой вигвам.

Из самой яркой земляники на длинных стеблях собрала Лёгкая Тучка букет и пошла назад.

И прежде чем вечерняя заря погасла за лесом, повстречала Лёгкая Тучка своего мужа.

Засияли глаза его светом радости, как загораются озёра, когда смотрится в них Солнце. Принял он из рук жены душистый букет земляники, и показалось ему, что никогда прежде не был он так счастлив.

С тех пор мир и покой не покидали вигвам индейца.

А земляника рассыпалась по всему свету, и кому лень не помеха, тот в Месяц Ягод собирает её пригоршнями.

Спасибо за экспертизу материала по йоге Ане Квитко.