вторник, 5 мая 2015 г.

Почему дети напали на пожилого человека. Преступление и? Наказание?

Сегодня включила радио и попала на обсуждение печальной новости: второклассники кидались камнями и оскорбляли пожилого человека.
Как обычно - ведущие заявили и обсуждали тему, а слушатели присылали СМС с мыслями по поводу.
Событие тревожное и пугающее, поэтому многие комментарии были очень агрессивными, много было про наказания.

В частности, одна из слушательниц предложила отобрать все гаджеты у таких детей, как единственно понятную им меру наказания.
Вдруг как противовес родилась мысль, что не убирать что-то из жизни этих подростков нужно, и не их убирать из наших жизней, а впускать в их жизнь по-настоящему взрослого человека. Хотя бы одного.
К слову - про одного из зачинщиков сказали, что он без родителей, на воспитании родственников. Трудный ребенок, скорее всего.
Я далека от благостной идеализации ситуации, и мне было бы крайне тревожно,
попадись мне такое агрессивное внимание.
Но давайте понимать, что изолируя их или жестко наказывая - мы никак не приблизимся к решению проблемы.
Никому ведь не придет в голову отключить лампочку "бензин на нуле", вместо заправки?
А в педагогике такое желание - сплошь и рядом.
Детям неоткуда брать представление о себе, как о добрых, щедрых, творческих существах, кроме как у взрослых.
Детям неоткуда брать представление о мире и о мире других людей, как о живом, требующего бережного и творческого отношения, кроме как у взрослых.
Для этого важно, чтобы такие взрослые были рядом с детьми. И чтобы дети доверяли этим взрослым. Чтобы дети были привязаны к этим взрослым и избирали их авторитетом, желаемым образом-целью своего развития.
В объемной книге "Не упускайте своих детей", посвященной привязанности, как ключевому условию воспитания детей, авторы, Г. Ньюфелд и Г. Мате отдельную главу посвящают освещению корней проблемы подростковой агрессии (стр. 179 - 214).

ссылка на книгу

Они приводят множество примеров того, как отсутствие надежных отношений со взрослым, приводит детей к вынужденной ориентации на ровесников.
Дети начинают учиться друг у друга, а кому-то из них приходится брать на себя тяжелую роль главы клана.
Помню, как зоопсихолог в передаче "От щенка до чемпиона" рассказывал, как важно собакам быть частью иерархической социальной структуры, и если в семье, взявшей собаку, нет выраженных вожаков для собаки, то  щенок вынужден брать на себя эту роль, а понятно, что даже самый умный пес не может вынести такой тяжести, как ответственность за "человеческую стаю".
Нечто подобное происходит и с детьми без авторитетных взрослых.
Они оказываются наедине с миром и самими собой - и для их незрелой личности это невыносимая ситуация. Защищаясь от уязвимости, дети выстраивают защиты, надевают латы, отмораживают чувства, потому что чувствовать больно и страшно.
Бесстрашие, пофигизм, жестокость, отмороженность - это внешние проявления одиночества и страха.
Ньюфелд приводит несколько примеров из жизни животных, чтобы показать, что инстинкт быть привязанным - это и есть основной инстинкт человека.
Один из самых поразительных - это пример из жизни слонов.
В одном из заповедников Южной Африки начались убийства редких белых носорогов. Убийцами оказались не браконьеры, а стадо молодых слонов.
Особенность была в том, что эти слоны выросли без взрослых слонов. Всех взрослых убили в рамках программы регуляции численности слонов.
Взрослея без взрослых слонята начали вытворять такое, что обычно слоны не делают, они вели себя как подростковые банды - дразнили носорогов, швырялись в них камнями, а затем дошло до убийства.
Проблему решили, подселив взрослого слона, который быстро смог возглавить молодых слонов, пресекал их агрессивное поведение,  и вскоре хулиганство прекратилось.
На этом примере может возникнуть ощущение, что дело было в том, что взрослый слон силой пресекал действие слонят. Но можно подумать и о том, что если уж слонята могли забить носорога, то могли забить и взрослого слона.
Но этого не произошло, их основной инстинкт среагировал правильным образом на действия взрослого слона.

У людей все сложнее, и у подростков важно завоевать авторитет, важно потрудиться над установлением привязанности.
Но в той же книге приводится множество способов того, как стать авторитетом для подростков.
Несомненно также и то, что авторам можно доверять, так как Г. Ньюфелд разработал свою теорию, имея богатый опыт работы с трудными подростками, в том числе - в колониях для несовершеннолетних, а Г. Матэ - специалист по освобождению от зависимостей.

И еще важный нюанс - вспоминается случай, описанный известным психологом Эдой Ле Шан. К сожалению, под рукой книги нет, а он-лайн не могу найти цитату. Смысл в том, что ее подруга, социальный работник, выстраивала работу с группой девушек-подростков в неблагополучном районе.
В какой-то момент она решила, что будет ближе и понятнее девочкам, если будет использовать их словечки  и (кажется) манеру одеваться.
В итоге посещаемость занятий снизилась. Когда же  специалистка стала разговаривать с девочками, чтобы узнать, в чем причина их прогулов, они сказали ей, что когда она была собой, то им было ясно, что она - не одна из них.

Сквозь призму теории привязанности добавим, что в лице социального работника девочки видели Взрослого, зрелого человека, а когда этот взрослый стал уподобляться им, то это могло вызвать тревогу, оттого, что их влияние меняет взрослого, а значит, этот взрослый слаб и на него нельзя положиться.
Такие случаи - важные сигналы того, что дети и взрослые слишком оторваны друг от друга.